Образование и онлайн-апокалипсис

Максим Роменский
Владелец компании, ведущий тренер в Max Training
Отец двух учениц школы «Ангстрем»
г. Харьков

Меня все ещё спрашивают иногда: а как же ваши дети, лишённые очного образования, социализируются? И я снова и снова отвечаю — по-разному! Санча общается с кучей друзей и подружек, не вылезает со двора, гоняет в футбол с мальчишками, и раз в неделю таскает кого-то из подруг к себе на ночёвку (или ночует у кого-то). Оля общается с людьми из десятка стран в сети, гоняет на скутере по городу, и изредка встречается с парой-тройкой знакомых. А ещё она пишет разноплановые истории. На английском. В том числе и фанфики по «Звёздным войнам». Иногда к ней на страницу заходят сценаристы, и дают советы. Есть фанаты, ждущие новые серии. Есть сетевая знакомая из Штатов, они могут часами обсуждать какого нибудь Чубаку… Социализация — она разная.

Читаю страшные прогнозы, уже перерастающие в требования «запретить» и «не позволить». Дистанционное обучение, как угроза всему сущему. Дети-зомби. Защитим и не допустим. По дороге еще уберем ЗНО, но это мелочи, давно бесят все эти тесты. Вот раньше, бывало, кабанчика заколол, к институту подогнал — вот и все ЗНО. А нынче и кабанчики пошли тощие, и вообще…
Анализируя сложившиеся судьбы моих однокурсников (а заканчивали мы биофак университета, который был в тройке лидирующих вузов советского союза по данному направлению) можно сказать одно: нам не пригодилась информация. Да, есть несколько человек, связавших свою жизнь с наукой, но и они заново собирали все знания, на основе реальности. Остальным так и не пригодилась физколлоидная химия или систематика низших растений. Что пригодилось, так это умение учиться и относиться толерантно к изменениям. По-разному учиться. Кто-то сидел на лекциях и в библиотеке и готовился сам. Кто-то научился готовиться за ночь по чужому конспекту (и наработал навыки этот конспект найти и выпросить). Я, и пара моих друзей, научились находить деньги на командировки, выживать в заповедниках на подножном корму и самостоятельно придумывать и реализовывать научные темы. А потом договариваться с теми преподавателями, лекции которых мы пропустили.
И всем нам понадобился навык забыть все, к чему мы готовились, и смириться с мыслью, что теперь будет по-другому. Кого-то этот факт сломал. Большинство выжили, потому что были готовы к постоянным изменениям. Но весь этот процесс подготовки не имел ни малейшего отношения к той информации, которую нам скармливали в ходе программы. Имели значение байки профессоров, посиделки до утра, умение делиться идеями, спорить, и мириться после этих споров.

Я уже много писал о своем отношении к отечественной школе, повторяя термин Людмилы Петрановской «детохранилище». Столкновение с реальностью, когда детей вдруг из этих хранилищ вернули в семьи, для огромного количества людей оказалось шоком. «Так они же… такие…». Выяснилось, что с ними необходимо говорить… О чем?! И неподготовленные педагоги, лишенные и без того невысокого статуса, уравненные с участниками конференции до квадратика на экране (который так весело отключить/забанить). Если это считать дистанционным обучением, то да, все верно, ничего полезного не выйдет. Хуже, правда, тоже не будет, за исключением того, что раньше он был «приписан» к школе, а теперь еще об этом голова болит. Но образование — это не знания, которые наталкивают в голову, как в кадушку с капустой. «Какой материк больше — Австралия или Антарктида?» — вопрос в третьем классе. Правда, так надо спрашивать, им, правда, будет хотеться узнать что-то про эти материки?! Составить программу по истории, географии, биологии таким образом, чтобы ученик возненавидел их навсегда. Это талант надо иметь! И не важно, будет ли это сказано по тормозящему зуму, или в сторону орущего класса. Разницы никакой. И если вы думаете, что в вуз надо идти за информацией — приберегите своего кабанчика для собственного стола.
Мои дочери, две абсолютно разные по характеру и мировосприятию девочки, уже давно на дистанционном обучении. У каждой были для этого свои причины. Но важным остается одно: все эти зумы и домашние работы — очень маленький кусочек айсберга. Далеко не самый важный. А вот готовность часами говорить с ребенком, слушать его полноценно, реально отложив свои дела, разбирать его идеи, не делая скидку на «да что он там понимает…» — вот это образование. Готовность вынимать деньги и вкладывать их в то дополнительное обучение, которое, возможно и не выстрелит. Принимать у себя их подружек «на ночевки» и терпеть, что они пошли гулять, но возвращаются уже четвертый раз за двадцать минут за чем-то. Гулять с ним. Есть еду, которую он приготовил. Быть готовым покупать книги в правильных переводах, а не просто «на, по программе положено»…

Образование всегда, я убежден в этом, было и будет олицетворением неравенства. Неравенства на уровне личных талантов, и неравенства на уровне готовности вложений. И речь не идет лишь о деньгах (хотя и они крайне важны). Вложения на уровне личного времени и энергии, личных эмоций, личного смирения, наконец! Ты либо готов смириться с тем, что у тебя не будет новой машины, зато у ребенка будет два месяца языкового лагеря в Германии, либо не готов. Либо готов потратить свой единственный свободный вечер на разговор о новом парне дочери и перспективах их отношений, либо идешь на любимые танцы, а дочь привыкает решать свои проблемы сама, исходя из тех ресурсов, которые сумела наработать. Это не хорошо и не плохо, это — подход к образованию.

А то, что в результате дистанционного обучения люди превратятся в зомби… Присмотритесь, а сейчас они… того…, нормальные?

Добро пожаловать в БортЖурнал Школы Ангстрем!

Все материалы, ссылки, вопросы и пожелания присылайте сюда: boardzhurnal@gmail.com
Возникли сомнения или хотите задать вопрос, звоните: +380 50 615 84 94